Грузия, которая, пожалуй, больше других стран Южного Кавказа занята этническими и региональными проблемами, обладает огромным запасом влияния на облик региона в зависимости от выбора между Россией и Западом в своей внешнеполитической стратегии. В последнее время в этой важной для региона и мира стране стали снова звучать слова «перемены» и «революция». После споров, недавно вспыхнувших в рядах грузинского правительства, оно практически оказалось на грани распада. Как известно, руководит многоголосым коалиционным правительством партия «Грузинская мечта», созданная бизнесменом и миллиардером Бидзиной Иванишвили, вставшим на путь создания Грузии, способной сохранять баланс между Россией и Западом. Но в ноябре 2013 года Иванишвили передал пост премьера и лидера партии Ираклию Гарибашвили — политику из своего ближайшего окружения — и стал поддерживать партию извне. Серия отставок членов грузинского правительства привела к тому, что оно утратило абсолютное большинство, необходимое для получения вотума доверия в 150-местном парламенте. Эта ситуация вселила новые надежды в сторонников политических изменений в этой стране. 

После выборов 2012 года коалиция «Грузинская мечта» отстранила от власти прозападное правительство Михаила Саакашвили, которое после войны в августе 2008 года полностью разорвало отношения с Россией, потеряло Абхазию и Южную Осетию и увязло в экономической отсталости и коррупции. Лидер коалиции Иванишвили, сколотивший свое состояние в России, впечатлил грузинский народ своими добрыми делами и политическим видением. Но в дальнейшем стало очевидно, что и ему не удается добиться для Грузии ощутимого экономического прогресса. Более того, обвинения и судебные преследования политиков периода Саакашвили, как и самого бывшего президента Грузии, способствовали поляризации общественной и политической жизни страны. Хотя Грузия и не изменила своего отношения к сотрудничеству с ЕС и Турцией, критика НАТО со стороны Иванишвили и курс на возможное сближение с Россией стали вызывать беспокойство Вашингтона, а также безоговорочных сторонников Запада, прежде всего Саакашвили.

Иванишвили осознал, что после столь резкой внешней и внутренней критики ему не удастся усилить позиции премьер-министра, реформировать политико-правовую инфраструктуру и выправить экономическую ситуацию в стране. Поэтому в ноябре 2013 года он заявил, что оставляет пост премьер-министра и лидера партии «Грузинская мечта». При этом, чтобы показать, что он внимательно следит за происходящим процессом и может в любой момент вмешаться, Иванишвили выбрал в качестве своего преемника 32-летнего министра внутренних дел Ираклия Гарибашвили, с которым он вместе пришел в политику. Этот шаг вызвал споры в коалиционном правительстве, многие его члены стали сопротивляться политической опеке, которую пытался создать Иванишвили. А выход из правящей коалиции прозападной партии «Наша Грузия — свободные демократы», которая имела 10 мест в грузинском парламенте, заставил голоса сторонников политических изменений звучать еще громче.

Кризис вспыхнул после того, как в отношении лидера партии «Наша Грузия — свободные демократы» и одновременно министра обороны Ираклия Аласания было возбуждено уголовное дело по обвинению в коррупции и злоупотреблении служебными полномочиями, а Ираклий Гарибашвили отправил министра в отставку. Сам Аласания назвал это дело «сфабрикованным», обвинив премьера в том, что Верховный суд находится под его контролем. Бывший министр обороны отметил, что основной мишенью является оппозиция, все прозападные партии и игроки, и подчеркнул, что, уничтожая партнеров правящей коалиции, Иванишвили с помощью Гарибашвили пытается создать модель единоличной власти. Гарибашвили, в свою очередь, настаивал на том, что вопрос был связан исключительно с коррупцией, но вслед за отставкой Аласания последовали отставки членов той же партии, а именно — министра по европейской и евроатлантической интеграции Алекси Петриашвили и министра иностранных дел Майи Панджикидзе. 

Затем партия «Наша Грузия — свободные демократы» вышла из правящей коалиции, а количество мандатов коалиционного правительства в парламенте снизилось до 73. Ожидается, что из состава коалиции может также выйти «Республиканская партия» во главе с Хатуной Самнидзе. Как и «Наша Грузия — свободные демократы», эта фракция является сторонником курса на интеграцию с ЕС и НАТО. Если учесть, что эта партия поддерживала правительство девятью мандатами, то очевидно, что при выходе «Республиканской партии» из коалиции может произойти распад правительства. В этой ситуации Саакашвили и «Единое национальное движение», состоящее из безоговорочных сторонников Запада, могут попытаться создать новую коалицию и новое правительство. Если им не удастся это сделать, потребуется проведение досрочных парламентских выборов.

Как зарубежная пресса, так и грузинская оппозиция считают, что Грузия — на пороге нового народного восстания. Саакашвили, который сейчас находится в Киеве, чтобы, с одной стороны, демонстрировать поддержку прозападному правительству на Украине, с другой — держаться вдали от Тбилиси, где был санкционирован его арест, постепенно все громче говорит о «революции» и «переменах по воле народа». Помимо этого, распространяются слухи о том, что сторонники Саакашвили готовятся выйти на улицы крупных городов Грузии, прежде всего Тбилиси и Кутаиси. Наряду с негативной экономической ситуацией и неэффективностью правительства, все это повышает степень ожидания того, что Грузию может охватить новая «революция роз». В случае если события будут развиваться именно по этому сценарию, такого рода революция станет ответом западного мира России в связи с конфликтом, который сегодня происходит между на почве Украины. Тогда кавказской стратегии России будет нанесен серьезный удар, а Россию это, видимо, может подтолкнуть к поддержке сепаратистских инициатив на востоке Украины (Донецк, Луганск) и даже в Молдове (Приднестровье). 

Движение Грузии в сторону прозападного вектора станет продолжением системной борьбы между блоком США-ЕС и Россией в Евразии и, в частности, в регионе Черного моря. Грузия, представляющая собой одну из важнейших с точки зрения конкуренции на евразийском пространстве стран и участвующая в торговых, энергетических и транспортных проектах, ориентированных на восток и запад, несомненно, имеет особое значение, в том числе и для Турции. Ведь именно через Грузию обеспечивается связь Турции и Азербайджана.

Происходящие в Грузии события требуют пристального внимания нашей страны. Но вопрос — в том, насколько трезво турецкие СМИ их освещают. Общественно-политическая осведомленность в отношении Грузии, которая обладает потенциалом прямого воздействия на политику Турции на Южном Кавказе, а также в области энергетики, находится на очень низком уровне. Несмотря на то, что во главу угла своей внешней политики Турция ставит благоприятные отношения с соседями, в рамках термина «соседство» в Турции до сих пор рассматривается только Ближний Восток. Это чрезвычайно ошибочный подход.

Гёктюрк Тюйсюзоглу

Источник: inosmi.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: