Как министр лоббировал интересы трёх олигархов

«Тарифы на услуги сотовой связи в России слишком низкие, операторам следовало бы использовать запуск сетей четвёртого поколения для повышения цен», — заявил на днях глава минкомсвязи Николай Никифоров. Поражает безапелляционность, с которой министр отстаивает интересы денежных мешков.

С ЧЬЕГО ГОЛОСА поёт наш юный друг (министру всего лишь 32 года от роду) и о чём его печаль? О том ли, что мобильная связь уже давно не диковинная игрушка и не роскошь, а самая что ни на есть социальная услуга, которой пользуются и пенсионеры, и школьники, и врачи, и учителя? Немало и тех, для кого мобильный телефон — единственная доступная возможность связаться с родными и близкими, вызвать на дом врача или обратиться за помощью в полицию.

Нет, не заботы о повышении качества и снижении стоимости услуг мобильных операторов тревожат министра: его беспокоят «слишком низкие тарифы». С чего бы это вдруг? Может, господа Фридман (основной бенефициар, то есть выгодоприобретатель, оператора «Вымпелком» (торговая марка «Билайн»), Евтушенков (основной бенефициар МТС) и Усманов (основной бенефициар «Мегафона») поплакались ему о своей тяжкой доле олигархов, о том, как стремительно падают их доходы? Конечно, не так примитивно. Возможно, что уже при проталкивании и назначении нового министра (используя имеющийся у олигархов административный ресурс) ему было изначально дано поручение «поднять тарифы». Кто знает, как оно бывает в таких случаях?

Но о чём можно точно говорить, так это о том, что мобильные операторы «большой тройки» ежедневно и ежечасно приносят своим владельцам доход, сравнимый с прибылью крупнейших нефтяных компаний. Так, прибыль до уплаты процентов, налогов и амортизации, рассчитанная по международным стандартам бухгалтерского учёта (EBITDA), во втором квартале 2014 года в компании «Вымпелком» составила 2 млрд. 76 млн. долларов, что означает 41% рентабельности бизнеса. Да, это немного ниже прошлогоднего значения — 42,4%. Тем не менее рентабельность «Вымпелкома» не просто высокая, а недосягаемо высокая для большинства зарубежных сотовых операторов! У компании «Мобильные телесистемы» (торговая марка МТС) рентабельность бизнеса в первом полугодии 2014 года составила 43,1%, аналогичная рентабельность и у «Мегафона».

ЗА СЧЁТ ЧЕГО же нашим ведущим сотовым компаниям удаётся так «жировать»? Способов добычи столь высокого благосостояния у господ Евтушенкова, Фридмана и Усманова гораздо меньше, чем у Остапа Бендера, — всего лишь два, но зато весьма и весьма действенных. Причём максимальный эффект достигается от их совместного использования. Способ первый — контролировать рынок и способ второй — за счёт контроля рынка контролировать цены. Но самый главный секрет наших олигархов — это так называемый административный ресурс, то есть связь с высшими эшелонами власти. Если бизнесмен дружит с высшим чиновником или родственником высшего чиновника, то ему не то что конкуренция, ему сам чёрт не страшен!

Ни для кого не секрет, что рынок мобильной связи в России — это «большая тройка» операторов: «Вымпелком», МТС, «Мегафон». Им удаётся обеспечивать если не монопольное, то картельное преобладание на рынке. Как это достигается, хорошо видно на судьбе ещё одного оператора сотовой связи — «Теле2». Эта международная компания с 2001 года продвигает услуги в России, делая ставку на минимальные цены. В начале 2000-х многие российские города были увешаны билбордами «Теле2», предлагавшими сотовую связь по цене от 5 копеек за минуту. Да и сегодня компания предлагает удивительные тарифы. Например, в Республике Коми за первые 30 минут разговора при звонке на телефон внутри сети абонент не платит ни копейки, с 31-й минуты разговора — 35 копеек в минуту. А в Адыгее и Краснодарском крае можно звонить бесплатно на телефон любого оператора в регионе до 30 минут ежедневно.

Компании «Теле2» вот уже более 10 лет не удаётся пробиться на рынки Москвы и Московской области, которые занимает «большая тройка». «У нас нет лицензии на оказание услуг сотовой связи на территории Москвы и Московской области. В случае получения такой лицензии мы начнём оказывать услуги связи, — сказал представитель компании и добавил: — На данный момент какие-либо сроки проведения лицензионного конкурса отсутствуют».

В ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНОМ бизнесе побеждает тот, кто владеет новейшими технологиями. Для внедрения в России сетей мобильного широкополосного доступа четвёртого поколения (4G) государство в лице Государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ) ещё в 2010 году приняло решение поручить новое дело компаниям МТС, «Вымпелком» и «Мегафон», которые создали консорциум Союз LTE, куда вошёл также и «Ростелеком». Присоединиться к консорциуму другим компаниям, в том числе «Теле2», в то время так и не удалось.

Ассоциация региональных операторов связи тогда пожаловалась в Федеральную антимонопольную службу, однако никаких последствий то обращение не имело. А уже летом 2012 года были объявлены итоги частотного конкурса, по которому распределили спектр частот 2,5—2,7 гигагерца, необходимых для развития связи четвёртого поколения 4G. Как и следовало ожидать, победителями стали МТС, «Мегафон», «Вымпелком» и «Ростелеком».

Компания «Теле2», тоже участвовавшая в конкурсе, вновь проиграла. «У нас же все крупные конкурсы заранее под кого-то делаются, — рассказал журналу «Форбс» бизнесмен, тоже пытавшийся строить сеть LTE. — Ходила шутка, что осталось просто записать в условиях частотных конкурсов: название компании-победителя должно начинаться на М или В».

Располагая частотами лишь для развития стандарта GSM, «Теле2» смогла довести абонентскую базу до 24 миллионов пользователей. Однако преодолеть российские административные препоны и добиться доступа к высокоскоростным 3G и 4G сетям так и не удавалось. К тому же не было и выхода на Москву и Московскую область. Возможности дальнейшего развития бизнеса были исчерпаны, и владелица компании Кристина Стенбек решила продать её близким к Путину Юрию Ковальчуку и Алексею Мордашову. Как пишет «Форбс», «с приходом новых акционеров (…) все преграды, которые прежние акционеры не могли преодолеть годами, рушились как по мановению волшебной палочки. Всего через два месяца после сделки, в декабре 2013 года, Госкомиссия по радиочастотам своим решением утвердила принцип технологической нейтральности, то есть открыла вожделенный доступ к сетям LTE (…), «Теле2» получила доступ к сетям 3G в Москве, а абонентская база выросла в полтора раза, до 38 млн.»

Таким образом, «Теле2» не победила монополистов из «большой тройки», но вошла с ними в один клуб благодаря новым влиятельным акционерам, которые располагают столь необходимым «административным ресурсом».

ЕСЛИ ЖЕ ВНИМАТЕЛЬНО взглянуть на цены, по которым операторы «большой тройки» продают нам свои услуги, то весьма уместно сравнить их, скажем, с ценами в Индии. Тем более что российская МТС и там присутствует. Индийцам фирма Владимира Евтушенкова предлагает аж 23 тарифных плана. Вот лишь два из них. Тариф Started Plan: предварительный взнос, действительный до 24 января 2028 года, — 49 рупий (около 32 рублей), стоимость 1 минуты разговора — 60 пайсов (39,6 коп.), цена национального роуминга — 0, ежемесячная плата — 0, цена местного СМС-сообщения — 1 рупия (66 коп.), цена национального СМС — 1,5 рупии (99 коп.).

Ещё тариф для примера — FRC-53: предварительный взнос, действительный 90 дней, — 53 рупии (около 35 рублей), стоимость 1 минуты разговора — 30 пайсов (19,8 коп.), цена национального роуминга — 0, ежемесячная плата — 0, цена местного и национального СМС — 0,5 рупии (33 коп.).

Остальные индийские тарифные планы МТС (21) столь же привлекательны, сколь и невероятны для российской практики. В чём же дело? А в том, что на индийском рынке ощущается реальная конкуренция: там присутствуют сотовые операторы не только из Индии (их аж 8!) и России, но также из Британии («Vodafone»).

Так о каких «низких» ценах на российском сотовом рынке можно говорить, если в России МТС продаёт свои услуги в 5—10 раз дороже, чем в Индии?! Да ещё и вынуждена отказаться от привычного для России внутригосударственного роуминга. Интересно, министр Никифоров знает об этом? Ведь на страницах своего «Твиттера» он продолжает наивно (или злонамеренно?) утверждать: «Тарифы на сотовую связь, на Интернет вообще никак не регулируются в России, и их определяют рынок и конкуренция».

И «рынок», и «конкуренция» в таких сферах, как связь, энергетика, ЖКХ, медицина, весьма специфичны. Они созданы у нас чиновниками для так или иначе связанных с ними «своих» олигархов. А при такой структуре экономики задача министра (то есть регулятора рынка) — любыми способами повысить тарифы для населения. И если богатство Михаила Фридмана благодаря сотовому бизнесу уже сейчас прирастает на миллиард долларов каждые три месяца, то почему министр правительства России, официальное лицо, радеет о том, чтобы этих миллиардов у Фридмана становилось ещё больше? Почему министра не заботит благосостояние тех миллионов его сограждан, для которых даже нынешние тарифы на мобильную связь — серьёзное испытание для кошелька? Ответ напрашивается сам собой: министр — всего лишь обслуга для олигархов. И не более того.

Александр Дьяченко

Источник: gazeta-pravda.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: