В последние два года мы стали свидетелями стремительного нарастания количества контактов между Беларусью и США. Некоторые из них на фоне скромного уровня двусторонних отношений являются беспрецедентными.

На первый взгляд, такую активность можно объяснить стандартным электоральным циклом — когда по мере приближения к президентским выборам белорусские власти стремятся обезопасить тылы, улучшая отношения и с Россией, и с Западом.

Но событийный анализ показывает, что имеется встречная тенденция и со стороны США. По всей видимости, в этот раз попытка разморозки отношений с Вашингтоном опирается на более твердую почву взаимных интересов и разворачивается на фоне весьма существенных геополитических изменений в регионе, которые затрагивают и нашу страну.

Все это при определенных условиях может поспособствовать восстановлению полноценных отношений между Беларусью и США.

В чем интересы сторон?

Интерес Беларуси в улучшении отношений с США очевиден — это, прежде всего, обеспечение собственной безопасности.

Соединенные Штаты воспринимаются белорусским руководством как мощная супердержава, способная и готовая к жестким мерам во внешней политике. Укрепление отношений с ней дает надежду на то, что Вашингтон не станет дестабилизировать ситуацию в Беларуси через финансирование оппозиции и поддержку революционных сценариев. Нелишне также заручиться поддержкой США в процессе вступления в ВТО и расширить торгово-экономическое сотрудничество.

Кроме того, в условиях усиления труднопредсказуемой внешнеполитической активности Кремля для официального Минска становится актуальным и противодействие российскому давлению. Дополнительный рычаг в виде сотрудничества с США может оказаться весьма кстати.

Нужно подчеркнуть, что в новых внешнеполитических условиях, сложившихся под воздействием украинского кризиса, перезагрузка отношений с США для Минска даже более приоритетна, чем нормализация отношений с Евросоюзом, поскольку белорусским властям Соединенные Штаты видятся как ведущая сила, изменение подходов которой в конечном счете повлечет за собой и изменение политики ЕС.

Переключение внимания на США произошло еще и из-за того, что украинский кризис выразительно продемонстрировал официальному Минску, что Евросоюз не способен оказать реальную помощь в случае противостояния с Россией.

Интерес США в возобновлении отношений с Беларусью намного менее очевиден. До событий в Украине регион Восточной Европы вообще имел для Вашингтона небольшое значение и был интересен, в основном, в контексте логистики операции НАТО в Афганистане, да и то лишь как один из многих вариантов. Поэтому США могли себе позволить быть принципиальными в критике белорусского авторитарного режима и ввести санкции, не заботясь об оценке их возможного эффекта.

Однако усилением значения Северной распределительной сети, частью которой является Беларусь (в силу падения значения Пакистана для транзита и начала вывода контингента НАТО из Афганистана), а также резкого изменения геополитического положения в связи с войной в Украине подход американской администрации начал постепенно меняться. Беларусь стала интересна и как территория для безопасного транзита, и как возможный элемент в стратегии сдерживания России и безопасности Украины (защита северной границы).

Напомним, что еще с 2010 года Беларусь является частью одного из маршрутов Северной распределительной сети, по которому осуществляется транзит небоевых (non-lethal) грузов в Афганистан в рамках операции НАТО ISAF (Международные силы содействия безопасности).

В 2011 году по белорусской железной дороге было перевезено более 1300 контейнеров НАТОвских грузов в сторону Афганистана. В 2012 году поток увеличился до 3450 контейнеров. Однако в первой половине 2013 года объем транзита резко снизился, что было связано со сворачиванием операции НАТО и подготовкой к запланированному на этот год выводу войск и средств. По некоторым данным, за транзит одного контейнера по своей железной дороге Беларусь получала от 191 до 345 долларов.

В апреле 2013 года генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен и глава МИД Беларуси Владимир Макей заключили дополнительное соглашение, которое расширило предыдущие договоренности о транзите грузов НАТО в Афганистан и обратно. Это соглашение также разрешило двусторонний транзит тяжелой военной техники без вооружения и боеприпасов (наряду с продолжением транзита небоевых грузов) через территорию Беларуси.

Исходя из этого, есть основания полагать, что в нынешнем году транзит НАТО существенным образом увеличился, по сравнению с 2013 г., хотя точных данных в открытом доступе пока нет.

Помимо непосредственных доходов от перевозки грузов Альянса, участие Беларуси в Северной распределительной сети является важным инструментом для улучшения отношения с Соединенными Штатами — у обеих сторон, таким образом, имеется существенный практический интерес, который позволяет направлять диалог в более конструктивное русло.

Эволюции подхода Вашингтона может способствовать и то, что Беларусь активно демонстрировала стремление содействовать политике США в вопросах безопасности (нераспространение оружие массового уничтожение, борьба с торговлей людьми, терроризмом и отмыванием денег), а также тщательно придерживалась всех международных режимов, касающихся торговли оружием.

Фактор Украины

Очевидно, что интенсификация белорусско-американских контактов в 2014 году была простимулирована удачной политикой балансирования официального Минска по отношению к украинскому кризису.

Поддержка Александром Лукашенко новой украинской власти и осуждение сепаратистов вызвали одобрение в Вашингтоне. Так, в сентябре в ходе визита в Минск представитель Госдепартамента США Томас Мелиа выразил «удовлетворение, что правительство Беларуси не признало аннексию Крыма Россией, и что Минск согласился принять встречу по поиску путей разрешения конфликта в Украине».

Более того, по некоторым данным, именно украинское руководство убедило США в необходимости проведения таких переговоров в Минске.

Нейтральная позиция Беларуси в конфликте и ее миротворческие усилия вызвали интерес американской стороны к получению дополнительной информации о ситуации в стране и оценке возможности расширения сотрудничества, что привело к серии визитов довольно высокого уровня.

Официальный Минск, со своей стороны, приступил к капитализации собственной позиции по Украине в надежде на улучшение отношений с Западом. Об этом было почти открытым текстом заявлено Михаилом Мясниковичем на открытии инвестиционного форума в Нью-Йорке: «Я искренне верю в то, что, может быть, с началом этого мероприятия и ряда больших мероприятий политического характера, которые инициировала Беларусь, в том числе в области мирного урегулирования конфликта в Украине, у нас будет большая перезагрузка отношений между Беларусью и США».

Удачное сочетание изменяющихся геополитических условий и сформировавшийся ранее взаимный интерес к нормализации отношений (транзит НАТОвских грузов, проблема нераспространения и др.) привели в итоге к постепенному и вполне осязаемому процессу выхода двусторонних отношений из замороженного состояния.

Барьеры для сотрудничества

Остаются и серьезные преграды для восстановления нормальных двусторонних отношений.

Прежде всего, это наличие в Беларуси политических заключенных, освобождения которых требуют США, и санкции против белорусских официальных лиц и предприятий, отмены которых Беларусь последовательно требует на всех двусторонних встречах.

Кроме этого, Вашингтон не может публично отказаться и от поддержки демократических преобразований в Беларуси, в том числе и от поддержки демократической оппозиции, что крайне раздражает белорусское руководство.

В период, последовавший за президентскими выборами 2010 года, официальный Минск демонстрировал завидное упорство, сопротивляясь требованиям США и ЕС, пытаясь доказать бесперспективность внешнего давления.

Частично такая стратегия сработала: и Вашингтон, и Брюссель постепенно приходят к пониманию неэффективности действующих санкций как инструмента коррекции поведения Минска и поэтому идут на возобновление коммуникации с белорусскими властями в сферах взаимного интереса (не оставляя при этом ценностной риторики).

В принципе, отношения могут и дальше развиваться в такой же модальности: США и Беларусь будут достаточно плотно сотрудничать в нескольких конкретных сферах (например, безопасность, инвестиции и торговля), но политические контакты будут ограничены невысоким уровнем.

Примеры таких отношений США с недемократическими государствами имеются. И есть некоторые приметы того, что США и ЕС могут просто принять Беларусь такой, какая она есть (по примеру Азербайджана), убедившись в невозможности ее быстрой демократической трансформации в силу социально-экономических, политических и культурных причин.

Однако без устранения главных преград о перезагрузке говорить не приходится. Решение же проблемы политзаключенных и санкций крайне осложнено высокой степенью взаимного недоверия и стремлением обеих сторон сохранить лицо.

В таких условиях, прежде чем стороны откажутся от своих предыдущих подходов, необходим длительный и постепенный процесс имплементации мер по укреплению доверия. По всей видимости, как раз этот процесс мы сейчас и наблюдаем.

По словам Владимира Макея, Беларусь и США решили на какое-то время отложить в сторону болезненные вопросы и «заострить внимание на областях, в которых на данный момент возможны подвижки».

Иными словами, Беларусь и США (ЕС действует примерно также) отвязали политическую проблематику от других сфер взаимодействия и пытаются углублять отношения в секторах, представляющих взаимный интерес (экономика, безопасность) в надежде на то, что позитивный опыт сотрудничества окажет в дальнейшем воздействие и на политическую область.

Что дальше?

Если радикальных изменений в политической и военной ситуации в регионе не произойдет, то отмеченная тенденция интенсификации отношений в ряде сфер, представляющих взаимный интерес, будет развиваться и далее.

На практике это может означать рост товарооборота и инвестиций, увеличение количества американских компаний, работающих на белорусском рынке, возобновление участия Беларуси в программе замены белорусского высокообогащенного урана. Возможно также дальнейшее постепенное увеличение штата посольств.

Следующий год, вероятно, будет заполнен интенсивными дипломатическими контактами между Минском и Вашингтоном. При благоприятных условиях возможен даже визит делегации Конгресса, о котором шла речь во время визита правительственной делегации Беларуси в Нью-Йорк в сентябре.

Вместе с тем вряд ли стоит ожидать серьезных прорывов в отношениях до тех пор, пока Минск не пойдет на освобождение всех оппонентов власти, которых Amnesty International признает политическими заключенными.

Более того, по словам некоторых американских дипломатов, даже этого может быть недостаточно, чтобы сделать возможной «перезагрузку» отношений — необходимо стремление Минска к серьезным улучшениям ситуации с демократией и правами человека.

Доказательством таких намерений могли бы стать более прозрачные и справедливые выборы без обычно сопровождающих их репрессивных действий против политических оппонентов. Без этого прогресс в отношениях если и возможен, то только до уровня, который вряд ли удовлетворит белорусское руководство.

Источник: naviny.by


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: