Бюджеты большинства влиятельных стран мира, в том числе России, ежегодно включают в себя статьи расходов, целью которых является помощь Африке. Однако, несмотря на денежные вливания, статистика не меняется: проблемы тропической Африки, которая имеет наихудшие в мире показатели уровня экономического и социального развития, благосостояния и здоровья населения, выглядят неразрешимыми, а все усилия по оказанию африканским странам помощи — тщетными. За полгода волонтерской работы в рамках проекта развития африканской деревни мне удалось узнать о жизни, пожалуй, наиболее угнетенного населения Африки – о жизни африканских крестьянок.

На сегодня у большинства африканских этносов преобладают патриархальные принципы организации общества, при том, что следы доминирования женского начала историки и археологи находят во многих памятниках, наскальных рисунках и в устном народном творчестве. Мифология многих африканских этносов до сих пор нередко выводит происхождение того или иного рода, племени, правящей фамилии от женских культурных героев, тесно связанных с животными-тотемами.2 Так, мне довелось жить и работать в регионе Субре, районе Шантье-Мо Кот-д’Ивуара, среди представителей народа бауле, ключевой историко-легендарной фигурой которых является правительница Абла Поку. Память о ней у современного крестьянина-бауле соседствует с необычайным высокомерием в отношении всех женщин вокруг, достигающим абсурда: например, мужчины и женщины в большинстве семей не едят вместе и практически никогда не разговаривают.

Большую часть времени женщина, живущая в сельской местности Кот-д’Ивуара, вынуждена проводить в повседневных делах – ходить за водой, за дровами, затем колоть дрова, обрабатывать и сушить овощи, готовить и стирать – без газа, без электричества и без малейшего уважения со стороны местных мужчин к этому женскому труду. Женщина ведет хозяйство на отдельном, выделенном ей в пользование, участке, при этом она отвечает за все звенья производственной цепи – от выращивания продовольственных культур до приготовления еды. Основные традиционные обязанности отца – финансирование семейных расходов: мужчины получают доход преимущественно в денежной форме, в основном, занимаясь выращиванием экспортных культур, или работая по найму; таким образом, доход мужчины является основным доходом в семье. В соответствии с традициями, работая на выделенном ей в пользование участке, женщина может реализовывать излишки продукции и распоряжаться по своему усмотрению полученным доходом, а также доходами от побочных занятий – торговли, ремесла и пр.3 Среди женщин довольно распространена мелкая коммерция – например, почти в каждой деревне есть предприимчивая женщина, которая в определенные дни жарит и продает оладьи; раз в неделю женщины на рынке продают не только излишки овощей с собственного участка, но и, например, трудоемкое в приготовлении блюдо из маниока атчеке, и к нему жареную рыбу. Особенно активные молодые женщины могут заняться чем-то более масштабным: например, ходят по деревням, продавая шлепанцы или крема; или, заручившись поддержкой семьи, могут инвестировать средства в строительство печи и впоследствии выпекать хлеб и булочки.

По оценке 2010 года, общий уровень грамотности в Кот-д’Ивуаре составляет 56,2%, умеют читать и писать лишь 65,2% всех мужчин и 46,6 % женщин; среди молодежи: 88,6% юношей и 79,7% девушек.4 Большинство правительств тропической Африки провозглашает равное право на начальное образование для девочек и мальчиков, но поскольку образование не является бесплатным, всеобщим и обязательным, на практике девочки бросают школу чаще, чем мальчики. В районе Шантье-Мо доступно только начальное образование – для дальнейшего обучения подростки должны отправиться в город, и большинство семей просто не может себе этого позволить. Однако, если семья решит вложить имеющиеся средства в дальнейшее образование одного или нескольких своих детей, более вероятно, что это будут мальчики, тем более что не каждая семья готова отказаться от помощи дочери по хозяйству и позволить ей получать образование вдали от дома.

Удельный вес замужних женщин, использующих различные средства предотвращения нежелательной беременности, в странах тропической Африки составляет 22%.5 Можно с уверенностью утверждать, что большая часть этих женщин – жительницы столиц и крупных городов, в то время как в деревне, зачастую, с удивлением относятся к самой возможности планирования семьи, в т.ч. потому, что в деревне средства контрацепции, так же как и средства гигиены на случай менструации, в продаже не появляются. Сексуальные отношения здесь не воспринимаются слишком серьезно и редко сопряжены с чувством глубокой вины, распространены добрачные и внебрачные половые связи. В результате женщины с момента полового созревания беременеют практически ежегодно. В языке бауле одно из имен, которые даются ребенку при рождении, связано с тем, какой по счету это ребенок у данной матери. Так, Н’Гессан — третий ребенок того же пола, что и два предыдущих от одной матери, Бру — десятый ребенок от одной матери (имя хоть и не повсеместно распространенное, но, видимо, все же нередкое). Количеством детей, дозволенных одной женщине без нарушения природного равновесия считается одиннадцать, поэтому двенадцатый является «излишеством»: ему (или ей) дают имя Н’Гбен (дословно: «ничего») или Адженгбе («нарушитель»).

В большинстве стран тропической Африки на одну женщину приходится в среднем от 6 до 8 детей.6 На Африку приходится 11% мирового населения, и при этом 50% всех случаев смерти матерей при родах. По данным ВОЗ за 2010 год, вероятность смерти при родах в тропической Африке 1 к 31, по сравнению с 1:4 300 в развитых странах.7 В силу того, что медицина в Африке является привилегией лишь обеспеченных слоев населения, очень малая часть женщин района Шантье-Мо при родах прибегает даже к вызову фельдшера, не говоря о квалифицированной медицинской помощи в оборудованной клинике.

Большинство исследователей указывают в качестве причины высокой рождаемости в странах Африки патриархальную организацию труда крестьянских семей, где дети являются экономической и социальной необходимостью. В регионе Субре, где крестьяне занимаются выращиванием кофе и какао, эта зависимость с первого взгляда неочевидна: к непосредственной работе на поле детей привлекают редко, как потому, что при выращивании этих культур их участие не может быть достаточно эффективным, так и благодаря активной государственной кампании против детского труда. Однако, в долгосрочном периоде, в силу отсутствия действующей системы социального обеспечения, родство и дети действительно рассматриваются массовым сознанием как основная форма социального обеспечения в старости и при болезни.

Тяжелые условия жизни и быта в деревне для большинства крестьянских семей являются единственной возможной альтернативой: они «привязаны» к имеющемуся у них участку земли, кроме которого у них, как правило, ничего нет. Девушки, выросшие в деревне и не планирующие остаться там навсегда, зачастую отправляются в поисках работы в Абиджан. Мечта каждой деревенской девушки — «жить, как белые» и «работать в офисе с кондиционером». Однако в городе, будучи неграмотными, большинство из них найдут только работу прислуги и нянь, где делать нужно ровно то же, что и в деревне: так же готовить традиционные блюда на огне (чтобы экономить газ) во внутреннем дворе городского дома, так же, в отсутствие дорогостоящих электроприборов, стирать белье на большую семью руками. Все это – за крышу над головой, питание и символическую плату порядка 15 000 CFA (900 рублей) в месяц. При таком уровне оплаты служанок могут себе позволить не только зажиточные люди, и жизнь работающей по найму горожанки в большинстве случаев скрашивается свободой от большинства забот по дому.

В городе, работая в формальном секторе, женщины чаще всего заняты в здравоохранении, на инженерно-технических должностях или других профессиях так называемого женского типа, требующих начального или среднего образования, как, например, младший медицинский персонал и т.д. Социологические исследования показали, что грамотная работающая по найму африканка в среднем хочет иметь не более 2-3 детей.

Африканские женщины, живущие в городе и работающие по найму, сталкиваются с проблемами иного рода, чем африканские крестьянки. Помимо общегородских проблем, таких как слабо развитая инфраструктура, безработица, проблемы доступного и качественного медицинского обслуживания и общественного транспорта, высокие цены на продовольствие, уличная преступность, это также такие специфические проблемы как сексуальное насилие, домогательства на рабочем месте, дорогая и труднодоступная контрацепция и другие. Одной из главных проблем, волнующих африканских горожанок, является законодательство, которое, несмотря на лоббируемые западными странами положительные сдвиги, остается во многих вопросах дискриминирующим в отношении женщин. Так еще год назад, согласно законодательству Кот-д’Ивуара, муж был обязан содержать свою семью и, в соответствии с этим, считался «главой семьи», имеющим определенные специфические права, например — выбирать место проживания семьи. На сегодня под давлением ООН, «замяв» обсуждение закона в парламенте и после тихого увольнения выступавших против принятия закона министров, эта статья изменена на «муж и жена – равноправные участники семьи». Примечательно, что такой декларативно-дискриминирующий закон был изменен в первую очередь, в то время как, например, аборты в Кот-д’Ивуаре, как и в большинстве Африканских стран, по-прежнему запрещены. При этом надо понимать, что любое законодательно закрепленное право в Африке – в основном, привилегия обеспеченных слоев. Для остальных, особенно для малообеспеченных или не имеющих собственного дохода женщин, даже при наличии законов, которые гарантировали бы им те или иные права, эти права останутся недоступной абстракцией, ассоциирующейся только с неподъемной оплатой адвокатов и выплатой официальных и неофициальных судебных пошлин.

Все попытки негосударственных некоммерческих организаций изменить к лучшему жизнь африканских женщин (как в городе, так и в деревне) сводятся, в основном, к двум направлениям – требованиям отмены дискриминирующих законов и к вовлечению женщин в «деятельность, направленную на получение независимого дохода» — стимулирование женского малого предпринимательства через гранты и микрокредиты. Первое направление может иметь плоды, но наиболее угнетенные женщины изменений не почувствуют: в африканской глубинке, как правило, не действуют никакие законы, кроме «у нас это так» — всеохватывающего закона традиции, а законы, в рамки традиции не вписывающиеся, здесь просто не существуют.

Стимулирование же малого бизнеса имеет в Африке свои ограничения: при выходе индивидуального предпринимателя на уровень более серьезный, чем работа швеей на дому или выпечка булочек на продажу (уровень, которого женщины могут при активном желании достичь и сами, без микрокредитов, но который все равно не приносит им полной экономической независимости), во всех наиболее прибыльных сферах приходится сталкиваться с серьезной конкуренцией, в том числе со стороны обосновавшихся в Африке международных корпораций.

Значительная стоимость программ структурной перестройки имела разнообразное воздействие на семью и положение женщин. Вследствие сокращения бюджетных средств на социальную сферу, доступ к образованию, здравоохранению и другим социальным параметрам был резко сокращен, таким образом, снизилось общее благосостояние всех семей, в особенности беднейших. Отмена субсидий на основные продукты питания привела к резкому повышению на них цен, и они стали недоступны для значительного числа семей. Из-за увеличения стоимости топлива семьи были вынуждены вернуться к таким более дешевым традиционным источникам тепла, как древесина и уголь, требующих от женщин значительно больших временных затрат на приготовление пищи и поиск дров.

Тем не менее, среди африканских богачей все больше именно женщин. Сопровождаемый одобрением и финансовым поощрением западных стран (гранты и премии за достижения в области демократии), в Африке набирает обороты процесс продвижения женщин во власть. Однако, наличие квот женского представительства во власти в большинстве случаев может лишь способствовать «семейности» во власти африканских стран. Опубликованный в прошлом году Forbes список «20 Young Power African Women»8 возглавляет самая богатая женщина Африки и самый богатый человек Анголы, миллиардер Изабель Душ Сантуш, — предсказуемо, не «добившаяся всего сама» крестьянка, а дочь президента Анголы.

Многочисленные благотворительные ассоциации состоятельных африканских женщин – жен депутатов, сестер министров и дочерей директоров заводов, — вновь и вновь говорят о том, что женщины едины, их объединяет то, что «все женщины – сестры». Они вдохновенно говорят о достижениях в области законодательства и о том, что с каждым годом жизнь африканских женщин становится лучше. Но в жизни африканской женщины поселка Матьюкро района Шантье-Мо ничего не меняется. В ее деревне нет даже колодца, и она все так же проходит каждый день несколько километров к источнику, возвращаясь с огромной бадьей на голове, из которой вода плещется на напряженные плечи и на розовую футболку с Мики-Маусом. В ее семье нет денег на газовую плиту – и она, в закопчённой кухне, задыхаясь от дыма вечно влажных в этом климате дров, готовит на огне. Все так же каждый вечер она часами толчет в ступе традиционное блюдо футу, каждую пятницу ходит за 8 километров на рынок, и каждый год рожает еще одного ребенка, который с довольно высокой вероятностью не доживет до пятилетнего возраста. Чтобы изменить эту ситуацию, мало принятия закона о том, что мужчина и женщина в их семейной жизни обладают равными правами. Только путем коренных преобразований общества, которые положат конец экономическому и социальному неравенству, беднейшие африканские женщины смогут переломить предначертанный для них ход событий.

Наталья Журавлева

Источник: chaskor.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: